Будущее Государственного банка каннабиса в Калифорнии

Конопляный банк

Конопляный бизнес

Большинство владельцев конопляного бизнеса в конечном итоге сталкиваются со стрессами из-за работы только с наличными средствами. 368 зарегистрированных банков и кредитных союзов предоставляют ограниченные услуги отрасли в соответствии с руководящими принципами FinCEN – Сети по борьбе с финансовыми преступлениями. Также доступны более экзотические решения, такие как криптовалюты или услуги предоплаты вроде Зеленой карты Томми Чонга. В последние несколько месяцев смелый финансовый проект появился из экономических кругов, чтобы привлечь внимание городских советов, государственных казначейств и предпринимателей индустрии каннабиса: государственный банк.

Государственный банк – это учреждение, полностью принадлежащее государству или муниципальному правительству, в пределах которого оно осуществляет свою деятельность. Вместо того, чтобы вкладывать свои деньги в сторонний банк, принадлежащий частным лицам и застрахованный FDIC – Федеральной корпорацией по страхованию вкладов, – государство или город вкладывает средства и страхует деньги в государственном банке и создает свои собственные активы. Государственный банк может выбрать, следует ли взаимодействовать с Федеральной резервной системой, а это означает, что может обеспечить подходящую защиту наличных денег промышленности каннабиса.

Много событий вокруг государственных банков и каннабиса происходит в Калифорнии. Государственная банковская рабочая группа по каннабису, возглавляемая государственным казначеем и кандидатом в губернаторы Джоном Чангом, посвятила заседание государственному банковскому варианту.

“Появление многомиллиардной индустрии каннабиса может стать катализатором, который сделает государственный банкинг реальностью, – сказал Чанг, открывая совещание. – Мы здесь, чтобы рассмотреть идею и посмотреть, действительно ли она работоспособна.” Его комментариям предшествовали аналогичные оценки концепции в Сан-Франциско, Окленде и Лос-Анджелесе.

Государственные банки не новы ни в Соединенных Штатах, ни на международном уровне. Начав с зачаточного развития колониальных “земельных банков”, государственные банки развивались в штатах Алабама, Кентукки, Иллинойс, Вермонт, Джорджия, Теннесси и Южная Каролина, а такие страны, как Аргентина, Малайзия и Китай в настоящее время поддерживают собственные государственные банки. Однако единственный государственный банк США в настоящее время – Банк Северной Дакоты.

Основанный в 1919 году в качестве популистской альтернативы банкам, которые уменьшили готовность кредитовать местных фермеров, Банк Северной Дакоты теперь контролирует более 7 миллиардов долларов в активах и 876 миллионов долларов в капитале, каждый год отдавая 46% своих доходов государству. Он занял высокую финансовую позицию во время ипотечного кризиса 2008 года, который вызвал нынешний подъем государственного банка.

Банк Северной Дакоты не комментирует текущий рост интереса и отношение к программе медицинской марихуаны в Северной Дакоте. Поскольку Банк Северной Дакоты хранит основной счет в Федеральной резервной системе, он, вероятно, не будет принимать депозиты конопляной промышленности, если не уполномочен штатом Северная Дакота.

Другие штаты изучают стратегию Банка Северной Дакоты. На заседании рабочей группы бывший комиссар Массачусетского отделения банков Дэвид Котни привел технико-экономическую оценку своего штата 2011 года, которая определила, что подобная модель неприменима для большого и экономически развитого штата.

Цена перемен

Создание государственного банка для приема вкладов конопляного бизнеса и предоставления торговых услуг – непростая кампания. Банковские эксперты прокомментировали высокие уровни капиталовложений, необходимые для таких действий. Только для Лос-Анджелесского банка первоначальные затраты на капитализацию оцениваются от 125 миллионов до 250 миллионов долларов для банка с 1-2 миллиардами долларов в активах.

До основания базы данных по каннабису CannaRegs, Аманда Островиц работала инспектором Федеральной резервной системы. “Все этапы, через которые должен пройти банк, – не просто стресс-тесты, – сказала она. – Это экзамены по безопасности и надежности, соответствию стандартам потребительского кредитования, множеству других факторов. Есть причина, по которой Федеральная резервная система совершенствуется по сей день, и почему инспектора проходят по крайней мере два года обучения, прежде чем станут сертифицированными специалистами. Создание с нуля инфраструктуры такого уровня обойдется очень дорого.”

Следуя этой логике, Островиц считает, что становление банка конопли займет больше времени и усилий, чем промышленность может предположить. Как отмечали несколько ораторов рабочей группы, в отсутствие мастер-счета в Федеральной резервной системе банк каннабиса будет просто служить хранилищем и не может даже провести внутригосударственные операции с другими банками.

Интерес Харборсайд

Но некоторые работники отрасли думают достаточно дальновидно о проекте, чтобы занять место под солнцем, прежде всего соучредитель медицинского центра Харборсайд. Помимо работы директором Харборсайд по комплексным услугам, он также добровольно участвует в адвокатской группе Друзей Национального банка в Окленде.

Харборсайд официально не одобрил инициативу по учреждению Национального банка, но участвует в связанных социальных и экономических вопросах и разрабатывает бизнес-план, который будет применяться для главного счета и объединения муниципальных и каннабисных фондов.

Позицию поддержал и Мэтт Стэннард, политический директор экономической и образовательной организации Commonomics USA, который сказал: “Все, что может сделать Государственный банк, это мириться с существующими руководящими принципами, какими бы неоднозначными и условными они не были… и сказать: “Мы собираемся сделать все необходимое, что акты вроде Меморандума Коула и предписаний FinCEN требуют от нас.”

Вероятность того, что Федеральная резервная система предоставит счет, невелика. Но такова была идея легальной индустрии каннабиса 20 лет назад. Нынешние государственные банковские инициативы, связанные с марихуаной, застряли на этапе технико-экономического устройства, но Островиц считает, изменение многолетней ситуации может измениться при необходимости.

“В истории много таких шагов, – сказала Островиц. – Они были сделаны, чтобы решить одну проблему, и проложили новый путь. Если это сработает и оправдает себя, то кто знает? Возможно, эта модель нужна в сложившейся ситуации, но мы должны оценить затраты и общие последствия для общества.”

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 + 17 =